Ежедневность. Немецкий стиль жизни.

Рейтинг:   / 11
ПлохоОтлично 

В рамках публикаций - "Немцы, какие они?".

Знаете, немецкая ежедневность удивительнейшим образом отличается от русской. Как и Европейская -  отличается от русской. Почему? Знаете, когда-то давным-давно летел я в самолёте с двумями русо-бандито (ой) русскими бизнесменами, которые мне очень ярко описывали свою жизнь в общаге и то, как им сейчас «палюбому» живётся хорошо. Вот, ты?, воспрошали они меня,-  занимаешься IT, судя по книге, что (ик) сейчас четаешь.. А мы – бизнесом. Щас приедем, поговорим, выпьем и поедем назад. А ты, спрашивали меня, русские бизнесмены, зачем сюда едешь? Как, что, правда? И на долго? Лучше выпей с нами, щас ещё купим, говорили мне русские бизнесмены…  И слушай нас: не чего делать в этой Германии, ты там от скуки помрёшь! Говорили мне русские бизнесмены.


Собственно тем русским бизнесменом не суждено скорее всего понять, чем отличается их жизнь от спокойной и размеренной немецкой, французской, финской жизней. Я не буду в рамках этой статьи рассказывать о иных гранях возможного у меня, как и у моих читателей, будет ещё возможность в них погрузиться ибо… ибо… Впрочем Остап нам тут тоже не поможет.
Немецкая ежедневность абсолютно сокрыта от приезжающих сюда автобусных туристов, от понаехавших погостить родственников и вообще от всех тех, кто извне событий, разворачивающихся в рутине ежедневности. Это мало заметно. В этом надо просто пожить.
Отличие первое: потерянное благополучие СССР. Да-да… Это то, что мы потеряли в России с развалом нашей «Империи зла» и то, чем могут гордиться – жители Германии. Спокойствие бытия. Не смотря на неурядицы жизни, ну разве без них оная бывает? Не смотря, но скачки и прыжочки биржевых курсов и валют, ну разве не было в СССР всех этих денежных реформ и потрясений? Не смотря на многие коллизии – спокойность бытия. Когда ты себе представляешь правила, по которым построен мир во круг тебя и когда ты уверен, что абсолютное и подавляющее большинство людей живёт именно по этим правилам. И чхать на тех, кто вышел за рамки. Поскольку они тебе жить не мешают (в той связи, что сейчас это всё сложнее принимать за правду, можно перефразировать – не раздражают своим чванливым присутствием и поведением, но ты понимаешь, ради чего тебе стоит пойти в следующий раз проголосовать). Ой, а о политике я писать не собирался как-то…
Будем тогда считать это моим лирическим отступлением smiley.
И вообще, чего-то я сбился совсем в иное русло, а рассказ мой не про пьянь начала нулевых, по неосторожности посчитавшую себя бизнесменами, а не бандитами и спекулянтами, а про немецкую ежедневность.  Дабы не читать ни кому не нужных этим «ни кому» лекций, пожалуй, окунусь я в суть вопроса….
Германия просыпается рано. С непривычки можно пробудиться от надрывного скрежета «ставень», закатываемых ранними пташками немецкой действительности. Уже с 4-х, 5-ти утра немцы начинают вставать на работу. Надо выгулять псину, самому пробздеться, попить кофе или мотануть пару (десятков?) километров в стремительном побеге от какой-нибудь лютой болячки. Утро, тишина, над немецким городком, в котором так мы все любим жить, стоит туман. И то тут, то там поскрипывают, закатываясь в рулоны, «ставни». И сквозь туман пробега.т одинокие фигуры, куда-нибудь в лес, к озеру или вокруг непременного поля. В рамках стылого даунтауна конечно этого не найти, но и там с утра пораньше можно встретить человека, кутающегося спросонок в поднятый ворот толстовки. Человека которого тянет на поводке его хвостатое животное… Все эти жаворонки скорее всего – работники булочных и прочих служебных фирм для общего утреннего потребления. Пройдёт какой-то час и в 6/7 часов на улицы высыплет толпа немецких горожан… Кто-то плетётся ссутулившись на S-Bahn (кому как: кому электричка, кому – метро. Зависит от точки зрения и станции посадки), кто-то подгоняет чадо своё в школу, кто-то, раскрыв все двери своего микроавтобуса этих чад усаживает на детские сиденья, чтобы переправить в школы или иные киндер, так сказать, гартены. Короче, народ высыпляется на улицы и азартно перкочёвывает от мест пролёживания к местам просиживания, протаптывания, пропизж (ой), сори, опять занесло в слоболуцтво!
Дальше у кого как. Кто-то тупит в монитор с умным видом, кто-то умный и задумчивый в монитор смотрит, потому, что там что-то действительно ему нужное, кто-то тыркает в монитор пальцем, поскольку стоит на остановке автобуса и ему ещ надо быстренько купить билет, а кто-то тыркает в монитор, потому, что он за рулём. В монитор не тупят только те, кто моют туалеты, да и то только во время когда у них руки заняты. Жизнь в Германии размерена и скучна. Тупое тупение в монитор.
А потом наступает обед. Насчёт пожрать немцы – разные. Кто-то идёт загрузить в себя пару порций французской картошки фри, полить сверху всё это поллитровочкой пивной, кто-то убивает себя диетой из листов увядших одуванчиков. Кто что… Главное – перемена длиться NN минут, надо выйти в X и войти назад на работы в Y и всенепременно, чтобы результат от Y – X стремился к NN. Правда, это не правило, но что-то очень к нему близкое.
Послеобеденное время у кого как. Моё, обычно, урывочно от желания натворить всякого много и разного до желания прикинуться ветошью и подшумок поспать. Короче послеобеденное состояние у меня – самое боевое. Для большинства же немцев это время скорее – не большой перерыв между перерывом и окончанием рабочего дня. Поскольку день рабочий у многих оканчивается в 15..16 часов.
Дальше – дети, дом, заботы, гуляние с собакой, вежливые окивоки с соседями, покраска обев или ещё какие-то иные дела.
В 19..20 вечера – общий семейный ужин, можно и порознь, один хрен – где-то в это время. В 21 – на бокову, чтобы затра…
…Уже с 4-х, 5-ть утра встать на работу, выгулять псину, самому пробздеться, попить кофе или мотануть пару (десятков?) километров в стремительном побеге от какой-нибудь лютой болячки. Утро, тишина, над немецким городком, в котором мы все так любим жить. Стоит туман. И то тут, то там поскрипывают, закатываясь в рулоны, «ставни». И сквозь туман пробегают одинокие фигуры, куда-нибудь в лес, к озеру или вокруг непременного поля…
Я люблю тебя, Германия за твоё утро и одинокие пустынные вечера. В тебе так приятно иногда, что даже не верится, что жители твои были когда-то теми варварами которые…