Мужской день. И в Германии есть свой праздник у мужчин!

Рейтинг:   / 8
ПлохоОтлично 

В рамках публикаций - "Немцы, какие они?".

Раз уж я сегодня начал писать о праздниках, то мне, под это дело, захотелось рассказать о мужском празднике - дне отца в Германии. Есть что поведать wink

Ох это славное слово - Фатертаг (Vatertag), так это звучит по немецки. Как пишет интернет-издание calend.ru

В День отца мужчины образуют компанию и выезжают без жен на природу. Наиболее популярны пешие и велосипедные прогулки (экскурсии), также можно посидеть в баре на открытом воздухе за кружкой пива.

Однако, по мере усиления равноправия между мужчинами и женщинами обычай постепенно трансформируется в семейный отдых на природе.

Кхм.. Вот за такими серыми словами скрыта истинная ценность этого эпохального праздника. Признаюсь честно, сначала я как-то всё больше 23-тье февраля полюблял, но вот русские праздники за все эти годы отошли на второй план, а немецкие пустили корни не очень. Зато я живу в хорошем месте. Всего несколько минут медленной ходьбы и ты уже в лесу, ещё несколько минут и на пруду с карасями, карпами и грилем. Ну что нужно мужику в свой день ещё?

Чтобы разбавить сухость "отчёта" о великом празднике немецких мужчин расскажу о своих первых ощущениях от встречи с ним. 

Когда-то давно, лет более чем пять тому назад сидел я на балконе летним утром, попивая кофеёк и наблюдал картину массового перемещения мужских масс в сторону леса. Выглядело это просто кочевьем каким-то. Кто на велосипеде с притороченной кошолкой, кто с прицепленной тачкой, кто пешим порядком налегке, а были даже такие которые тащили тележку гружёную, что меня особенно взволновало, большим деревом в кадушке (берёзой), корни которой были просто таки усыпаны пятилитровыми банками с пивом. Народ был исключительно мужского полу и разбавлялся крайне немногочисленными вкраплениями женщин. Миграция, как я упоминал, шла в сторону леса и имела характер митинга, поскольку миграционные массы имели тенденции кучковаться и чего-то громко ржа обсуждать. Массы были в явно приподнятом состоянии духа и вообще какие-то возбуждённые. Это я сейчас понимаю и знаю чего они так возбуждены, я бы тоже был в приподнятом состоянии на их месте.

Но ввиду того, что был я человеком свежеприехавшим в Германию, то даже подсказать мне не было кому. У меня тогда и интернета даже не было. Всего-то ничего недель прошло, сам не знал за что хвататься: над головой провод без лампочки, на кухне электрическая плита на полу, в руках одна из трёх имеющихся в наличии чашек, наполненная растворимым кофе, воду для которого вскипятили в кастрюле smiley. Ох уж эти первые недели жизни в Германии...

Короче я был удивлён сим действом: миграция немецких мужчин в немецкие же леса... Не могли же они массово уйти портизанить. Не клеилось их радость с партизанщиной. Песен военных, опять же не пели, шашками воздух не баламутили, оберезами верхнюю одежду не топорщили.

Я конечно догадывался, что в лесу праздник и даже хотелось мне на него поглядеть охреневшими глазами, но первые недели в Германии ознаменовывались не праздниками, а попытками постичь окружающую нас действительность путём походов в магазины за предметами первой необходимости. Праздники были по боку.

Вечером, я был удивлён не меньше когда увидел обратный поток "лесных мигрантов". Ряды их были сильно, надо признать, - поредевшими. Большинство уже не ехало на велосипедах, а больше толкало их в сторону, как я понимаю, дома. Точнее они опирались на велосипеды, которые, как кони, знали дорогу домой и являлись проводниками своих хозяев. Думаете это русский мужик выпив ведёт задушевную беседу со столбом, шёпотом, который слышен на соседней улице? Неа... Чесслова, я получил культурный шок. Хотя всё выглядело чинно. Удивило, что едущих на велосипедах мало. Я бы поехал... (Это много позже я узнал, что передвижение выпимшим на велосипеде приравнивается к вождению в не трезвом состоянии. Но тогда я этого не знал). Опять удивил мужик с тележкой и берёзкой в кадушке. Для меня и по сейчас загадка - на кой он берёзку-то таскал за собой. Мужик шёл назад не полностью облегчённый и в тележке у него ещё были бочонки с пивом, которым он угощал всех знакомых встречных. Я как раз был на улице и горько сожалел, что мы не знакомы, поскольку пива мне явно не хватало. А где его добыть я не был ещё осведомлён. Нет я знал, что в магазине есть, но до магазина ещё пешим порядком топать и топать... а тут мужик с пивной кружкой идёт и всем наливает. Короче я люто завидовал папам, отметившим свой праздник. 

О том, "шо это было" я узнал позже и поржал над собой, над мужиками и Германией. Хорошо поржал, не с издёвкой. Тем более, что блеванутых и валяющийхся я не видел, хотя явно понимал, что народ идёт в умат. Не видел я и дерущихся или ссущих там же где приспичит. Ну да, были громкоговорящие, были обнимающиеся, но не было хамов и вообще всё было как-то мило, по домашнему. Даже завидно мне стало: как это у них так культурно получается нажираться...